Enia Kulish (enia) wrote,
Enia Kulish
enia

Байки из больнички: НАТАША

Когда накануне Нового года меня вернули из реанимации в палату отделения хирургии, она уже была там. Поступила накануне толи с заворотом кишок, то ли с непроходимостью, толи еще с чем-то подобным. Уже не впомню.

Немолодая, но моложавая. Седая, но без особых морщин. Она была странной. Все время лежала в кровати, накрывшись одеялом, как будто прячась за ним, но при этом приподняв голову так, чтобы видеть всю палату. Смотрела с интересом, но как будто и не видела, что происходит… Почти не двигалась. В таком положении она могла находиться часами. От одного вида этой картины начинала затекать шея.

Ее тумбочка была абсолютно пуста – никаких личных вещей, еды или одежды. Ни даже полотенца. Да и то, что было надето на ней, она получила в больнице. Вплоть до трусов, которыми поделились сердобольные санитарки…

Соседки по палате лишь разводили руками. Было очевидно, что что-то не так… во всех отношениях. Но подробностей мы не знали.

-Петрова? – называла медсестра безликую фамилию и девчонки указывали на нее пальцем.

-Петрова? – переспрашивала медсестра пациентку, прежде чем сделать укол.

-Она не говорит, - поясняли соседки. Медсестра пожимала плечами и делала уколы. Даже самые болезненные из них немая женщина принимала даже не моргнув…

Сначала мы совсем не понимали, как взаимодействовать с ней… Она не реагировала на обращения, ничего не делала сама, только лежала и смотрела. Регулярно ходила под себя или около, не понимая куда идти и что делать… Санитарки ругались на нее, перестилали постель и она глубже зарывалась под одеяло.

Но постепенно мы заметили, что она реагирует на простые команды. «Встань», «Сядь», «Идем»…

И девчонки соседки начали буквально дрессировать ее, как собачку… Довольно быстро они приучили ее ходить в туалет, показали, где столовая… И постепенно она начала оттаивать, перестала прятаться под одеялом. Она даже стала «играть»: собирала катушки с больничного одеяла, что-то рисовала пальцами в воздухе, разрывала на маленькие кусочки оставленные после уколов ватки. На ее лице время от времени начала проскакивать улыбка.

-Ее зовут Наташа. Я посмотрела в карте. – доложила нам как-то одна из медсестер. С тех пор мы стали обращаться к ней по имени, но она все равно не реагировала.

-А родственники у нее есть? – спрашивали мы - Откуда она? С кем живет?

Медсестры разводили руками. В карте этого написано не было.

Первый раз родственники появились 4 января. Двое мужчин, пробежали как-то бегом, мельком взглянули на нее и ушли беседовать с врачом… мы было даже подумали, что это какие-то «официальные лица» из приюта. Но нет, потом они вернулись. Назвались братом и отчимом.

Они приехали без вещей, без угощений, без всего. С абсолютно пустыми руками.

- А почему же вы не приехали раньше? – спросила одна из палатных тетушек.

-Работали. – односложно ответил один из мужчин. Мы все переглянулись.

- А вещи ей почему не привезли? У нее же ничего своего тут нет?

- Ну так откуда мы знали, что нужно. Завтра привезем.

Но в следующий раз они приехали лишь через 4 дня. И никаких вещей или еды, конечно же, не привезли…

Наташа была с нами две недели. Ее диагнозом была олигофрения , это произнесли как-то на одном из больших обходов. Мы успели привыкнуть к ее странностям и приспособиться к жизни с ней. Девчонки контролировали походы в туалет и столовую. Тетушки постарше подкармливали чем-нибудь вкусненьким. Санитарки регулярно мыли ее, расчесывали ей седые волосы и продолжали делиться собственными трусами. Если она бедокурили приходили медсестры и ругались. Она вновь заползала под оделяла, но через какое-то время выползала из под него обратно. И тем не ее присутствие в палате все-таки напрягало и мы с нетерпением ждали, когда ее выпишут.

В день выписки за ней никто не приехал. Мы спрашивали, что же теперь и как она и что будет дальше, но ответов не у кого не было…

-Ну понятно, что на мороз ее никто не выгонит. Подождут, а там уж будут решать, что делать, - говорили медсестры.

- Ой, не торопите ее домой, девки. – говорили санитарки. – Плохо ей там… Бьют ее.

Через несколько дней отчим и брат все-таки приехали за Наташей, выдали ей уличную одежду и строгим тоном велели собираться ехать домой. Наташа рыдала! Рыдала как маленьких ребенок, громко, безудержно, безысходно… «Не хотю…. Не хотю» - прорывался сквозь рыдания её тоненький голосок. Это были первые ее слова, которые мы услышали.
Tags: байки
Subscribe
promo enia february 2, 2016 10:09 74
Buy for 20 tokens
Говорите, ЖЖ умирает? Ну-ну… Говорите дальше. Всем всё равно! =) Лично мне нравится общаться в ЖЖ! Для меня он всегда будет площадкой №1, которой я буду уделять максимум своего внимания. Но последний год был для меня тяжелым. И я надолго выпадала из ЖЖ, почти полностью забросив свой…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments